Препринты? А зачем?

arXiv.org (далее — Архив) — крупнейший архив препринтов по физике, математике, астрономии, информатике и биологии. Стартовав “как междусобойчик” для специалистов по физике высоких энергий, Архив быстро набрал популярность в других областях и стал наряду с некоторыми другими проектами прототипом новой среды для научного взаимодействия. Сейчас на Архиве находятся свыше 900 тыс. препринтов, общее количество скачиваний огромно - 461 млн, а количество рукописей, загружаемое каждый, месяц линейно возрастает.

arxiv

Количество статей, загруженных в arXiv.org(слева — абсолютное количество, справа — относительное).

В 2003 году в Архиве появился раздел Количественная биология, и хотя статей по биологии загружается все больше и больше (значительный рост наблюдается после 2011 года), они по-прежнему составляют лишь малую долю среди всех остальных. Такое разительное отличие и побудило меня написать эту заметку.
В вышедшей полгода назад статье, посвященной появлению Биоархива, нового препринт-сервера, вопрошают:

“What are biologists so afraid of? Physicists, mathematicians and social scientists routinely post their research to preprint servers such as arXiv.org before publication, yet few life scientists follow suit.”

И действительно, чего боятся биологи? В среде исследователей-биологов отсутствует культура препринтов. Создатели Биоархива надеются, что с появлением такого узкоспециализированного препринт-сервера им удастся изменить эту традицию.
Но для начала: для чего вообще выкладывать в общий доступ черновики исследований? стоящая ли это, вообще говоря, тема для обсуждения? Кто-то выкладывает, кто-то нет, какая разница, это личное дело каждого. Однако же огромное количество дискуссий на эту тему намекает, что, видимо, не все так просто.

Существует множество доводов, почему выкладывать статьи и рукописи в открытый доступ - это благо. В этом смысле вопрос публикаций препринтов сильно перекликается с проблемой авторского права в цифровую эпоху. PHD Comics сделали отличное видео на эту тему:

Самое очевидное и важное преимущество использования препринтов - скорость, с которой исследователь может поделиться с научным сообществом своими идеями. Исчезает изнурительный процесс рецензирования, предваряющий момент обнародования результатов. В некоторых областях, например в математике, рецензирование может длиться несколько лет. По-видимому, именно поэтому математическая секция уже обогнала все другие по количеству загруженных на Архив рукописей. С другой стороны, обнародование черновика статьи ускоряет сам процесс правки. В качестве рецензентов выступает не один-два человека, с которыми общение идет “в темную”, а гораздо более широкая научная аудитория. Т.е. практика использования препринтов потенциально увеличивает качество статей, расширяет аудиторию и в некоторой степени снимает нагрузку с рецензентов, а молодым сотрудникам позволяет, в случае, когда требуется немедленно выдать на-гора свои “достижения” (знакомая ситуация, не правда ли?), что-то предъявить, если рецензирование затягивается.

Отрицательный результат - тоже результат, по крайней мере так часто говорят. Но с практической точки зрения неудовлетворительный результат опубликовать сложно, хотя это вовсе не означает, что, скажем, данные неудачного эксперимента будут никому неинтересны. Это важная информация, которая может пригодиться специалистам. Препринты, опять же, отличный выход в данном случае.

Есть заблуждение, что журналы не приветствуют обнародование черновиков статей, ведь их цель, чтобы люди покупали подписку, а открытый доступ к текстам отнюдь этому не способствует. Тем не менее большинство ведущих журналов (в их числе EMBO Journal, журналы Nature Publishing Group, Science, PLOS), разрешают публикацию препринтов. После нескольких локальных скандалов руководство Nature совершенно четко обозначило свою позицию на этот счет:

“But perhaps the most malignant rumours are those spread by scientists themselves — in all good faith but erroneously. One such is about prepublication. Nature, it is said, does not allow authors to distribute preprints of their work or place drafts of their papers on preprint servers, or even discuss their submitted work at conferences…Nature never wishes to stand in the way of communication between researchers. We seek rather to add value for authors and the community at large in our peer review, selection and editing”.

Но недоразумения все еще случаются.
Еще одно утверждение, как оказывается, популярное среди биологов, в что при “преждевременной” публикации текста есть вероятность, что идея будет “украдена”:

“Yet, given the current system, most scientists are choosing to keep a closed-notebook policy because they fear getting scooped, which is science jargon for idea(s) and/or data theft. When a scientist is scooped, they are no longer able to report their data as being novel. When the data is not novel, they cannot publish in high impact journals. When they can’t publish in high impact journals, the chances for funding are significantly reduced. When the funding chances are significantly reduced, there is no money to do science. When there is no money to do science, they lose their job and their passion. You get the idea.”

Пол Гинспарг, отец-основатель Архива, считает это также большим заблуждением: в физике наличие препринта в Архиве является основанием для присуждения приоритета в открытии или изобретении.
В приведенном выше отрывке много говорится о гонке за научной новизной. Подобная гонка оборачивается существованием в науке модных направлений, лишь кажущихся более перспективными, чем другие. Негативная сторона такой моды, в том, что некоторые идеи и исследования, не соответствующие научному мейнстриму, сложнее опубликовать в “элитарных“ журналах. Год назад нобелевский лауреат Рэнди Шекман написал текст с критикой системы рецензирования, где основательно “прошелся” по топовым журналам:

“What is more, citation is sometimes, but not always, linked to quality. A paper can become highly cited because it is good science – or because it is eye-catching, provocative or wrong. Luxury-journal editors know this, so they accept papers that will make waves because they explore sexy subjects or make challenging claims. This influences the science that scientists do. It builds bubbles in fashionable fields where researchers can make the bold claims these journals want, while discouraging other important work, such as replication studies.”

В этом смысле препринт-серверы по типу Архива противостоят “диктатуре элитарных журналов”. Как мне кажется, безудержное стремление опубликоваться в “самом-самом” журнале во многом связано с засильем наукометрии, которую российские чиновники от науки выбрали руководящим курсом. “Индекс Хирша”, “импакт-фактор”, “индекс цитирования”, похоже, уже прочно вошли в словарный запас законотворцев. Конечно же, это имеет свои негативные последствия, кто-то вот боится, смешно сказать, “растерять цитирования”:

“I want to strongly encourage people to put preprints of the arXiv. It makes mathematics more open. It’s incredibly useful for following what’s going on in fields not quite your own, or if you are not in personal contact with everyone in your field. However, I know mathematicians who do not put preprints on the arxiv (or only do so just before publication) because they are worried about “losing citations”. Sadly it seems that many funding agencies and universities are starting to use citation data; so it will become more important for citations not to be “lost”.”

Думаю, что все-таки результат должен говорить сам за себя, остальное приложится.

Written on November 21, 2014